Athlon
Трудно охарактеризовать сам фильм. Он способен вызвать или любовь или стойкое неприятие. Как впрочем, и вся франшиза, в которой насчитывается (кажется) 12 полнометражных фильмов и около десятка сериалов разных годов (среди оных присутствуют сиквелы и приквелы).
Новый "Стартрек" настолько ясен и понятен, что если даже вы никогда ранее не сталкивались с этой Вселенной, эти два современных фильма не вызовут у вас недоумения.

Моя любовь к данной франшизе возникла не сразу. Я видела порядка трех сериалов, пару лет назад, и два стареньких фильма совсем недавно. Видела также и новый "Стартрек", снятый Дж.Дж.Абрамсом, в 2008 году. Вот он, как раз, прошел мимо меня. Помню, как одним вечером в 2010 году, клацая каналами в поисках чего-то стоящего, наткнулись на космические приключения команды Энтерпрайза, под руководством капитана Джеймса Кирка, и этого непонятного вулканца, мистера Спока. Фильм не оставил яркого впечатления. И каким было мое удивление, когда две недель назад, я вновь попала в эту Вселенную, - посмотрела новую вторую часть франшизы - "Стартрек. Возмездие". То ли IMAX так стукнул по голове, то ли действительно в этом фильме, несмотря на некоторые не стыковки есть что-то стоящее, но он затягивает, затягивает в свой мир, мир неизведанного и далекого космоса.

Нашла интервью Бенедикта Камбербэтча, сыгравшего главного злодея во втором фильме.

Фантастический боевик Джей Джей Абрамса «Стартрек: Возмездие» - продолжение суперхита «Звёздный путь». Главного злодея сыграл один из самых популярных и любимых актёров современности - Бенедикт Камбербэтч. В эксклюзивном интервью для «Фильм Про» Бенедикт рассказал о двойственной природе персонажа по имени Джон Харрисон, об упорной работе над своей внешностью и о том, как записывал пробы для Абрамса на обычный айфон.




- Как вы получили эту роль? Я слышала, что пробы были записаны на айфон на кухне?

Бенедикт Камбербэтч

- Да, так и было! Это правда. Мы отмечали Рождество, когда ребятам понадобилась запись, я сказал: у нас Рождество, никто не работает, как у вас на День Благодарения. Я мог бы пойти к какому-то кастинг-режиссеру для записи, но пара друзей меня подвели, и я остался на Рождество у родителей, и у меня не было камеры — в общем, сплошные проблемы. Ну мы взяли и записали всё на телефон, получилась вполне высококачественная запись высокого разрешения. Настолько высокого, что на следующий день его было очень сложно сжать, чтобы отослать по электронной почте. Это заняло целый день — сделать файл и послать Джей Джею. Я в панике вернулся в Лондон, поехал к моему лучшему другу Адаму Аклену, он мой кум, я крёстный его сына, мы очень близки с ним и его чудесной женой Элис. Это она держала камеру на уровне плеч, опираясь на стол, мы были на кухне, надо мной — одна лампочка и сбоку маленькая настольная лампа изображала что-то типа направленного света. И я так слегка сползал по стене, чтобы поймать правильный свет на лицо, и всё это снимали на телефон… Кажется, дубля два-три мы сняли на каждую из двух-трёх сцен. Всего что-то около шести дублей. И вот, когда я всё это сделал, мне сказали, что у Джей Джея каникулы. Я был… слегка расстроен. Но потом оказалось, что он всё посмотрел и ответил мне, что я прошёл кастинг, и это был лучший ответ, на который я мог рассчитывать. Вот вам реальная история.

- Вы как-то сказали, что ваш герой очень сложный, и он не является воплощением зла в традиционном смысле. Так кто же такой Джон Харрисон, если он и не плохой, и не хороший?

Бенедикт Камбербэтч

- Я думаю, главный конфликт для зрителя будет в том, что он вообще-то поразительно разносторонний террорист, он использует и оружие, и психологию. Он манипулирует всеми, кто оказывается с ним рядом, заражает их своими идеями, которые, как мы все знаем, могут быть эффективнее оружия. Но он сражается за дело, в которое верит, которое считает достойным, точно так же, как его противники сражаются за то, что они считают достойным защиты во Вселенной. В этом и есть конфликт, для меня это не просто добро и зло. Такое противопоставление в данном случае слишком уж упрощает суть. И с той, и с другой стороны всё гораздо сложнее. Не хочу ударяться в философию, но даже если просто говорить о жанрах в кино — когда играешь злодея, его часто бывает тяжело сделать по-настоящему объёмным. Всё равно он получается слишком плоским, не более чем просто препятствием для главного героя. Но Джон не такой, это сразу было видно в сценарии. Это стало для меня одним из основных плюсов роли — играть по-настоящему сложного персонажа. Он страстно предан своему делу, он искренне верит в него. Да, его идеи несут много разрушений, как вы видите на постере позади меня. Моя мама увидела недавно этот постер и сказала: «Что ж, у тебя всегда в спальне был жуткий беспорядок! Хотя, это, конечно, побольше, чем у тебя в спальне...». В общем, у моего героя есть причины, из-за которых он делает то, что делает, я не могу слишком уж много раскрывать, так что простите, что получилось так туманно.


- Джей Джей сказал мне, что вы гениальнейший актёр наших дней.

Бенедикт Камбербэтч

- Да ну… Нет, что вы, это совсем не так…


- Кажется, что вам по силам всё. Но в этом фильме была какая-то действительно сложная для вас сцена?

Бенедикт Камбербэтч

- Я люблю сложности, я многому научился. Во время съёмок в этом фильме я сделал много такого, чего не делал раньше. Я ужасно смущён комплиментом Джей Джея, я ещё многому учусь, возможности не безграничны, но мне очень нравится их расширять с точки зрения природы и физических возможностей героя. И у всех у нас было много экшн-сцен с компьютерными эффектами, снятых на фоне зелёного экрана, с трюками, драками, и в этих сценах мне нужно было быть крупнее, чем я был на тот момент. Я занимался в зале полтора месяца почти по два часа в день. Это были очень интенсивные упражнения, я сменил свой 38 размер одежды на 42 всего за полтора месяца. И я получил настоящее наслаждение от всего этого! Это было действительно потрясающе. Особенно потому, что всё получилось так зрелищно в этом фильме. Уж в этом Джей Джей просто мастер, он умеет соединить зрелище и драму, и всё это вместе заставляет зрителя сопереживать героям картины.


- Вы стали невероятно известным после сериала «Шерлок». Почему, как вы думаете, новое прочтение оказалось настолько популярным?

Бенедикт Камбербэтч

-Думаю, именно потому, что появилась современная составляющая, он использует интернет, мобильные технологии, которые позволяют зрителям узнавать героя с новой стороны и делают его ближе к молодой аудитории. Нельзя забывать и о популярности первоисточника — книг Конан Дойля: произведение известно во всём мире, это знаковый, любимый герой, с которым, я думаю, мы всё-таки обошлись достойно, постарались. Получилась такая объединяющая поколения, кросс-культурная вещь.

@темы: Benedict Cumberbatch, Star trek, Бенедикт Камбербэтч, Стартрек